Ревматоидный артрит: лечение современными препаратами таргетной терапии

revmatoidnyj-artrit-lechenieНачало 21 века прошло под знаком стремительного развития фармакологии, иммунологии и молекулярной биологии, что отразилось на принципах терапии многих аутоиммунных заболеваний. К аутоиммунным болезням относится и ревматоидный артрит, лечение которого всегда считалось одной из наиболее актуальных проблем научной медицины. Как изменились взгляды на фармакотерапию РА за последние 10 лет, какие новые препараты появились в распоряжении ревматологов? Обзору прогрессивных методов лечения РА мы посвящаем этот материал.

Современное лечение ревматоидного артрита: общие принципы

В этом материале мы не будем говорить о прописных истинах, а рассмотрим те препараты, на которых строится современное лечение ревматоидного артрита. Как правило, пациенты с диагнозом РА знают о своей болезни немало, а потому рассказывать о роли аутоиммунного воспаления мы не будем. Вместо этого сразу перейдем к новым методам лечения болезни, ибо обзоров инновационных лекарственных препаратов в сети, к сожалению, недостаточно. Если же вы хотите узнать больше о базовых методах фармакотерапии РА, ознакомьтесь с материалом «Ревматоидный артрит: симптомы и лечение».

Итак, генно-инженерные биологические препараты (ГИБП) для таргетной терапии – это новое слово в лечении РА. Эти препараты также часто называют средствами «антицитокиновой терапии». При серопозитивном ревматоидном артрите лечение, как правило, начинается с базисных противовоспалительных препаратов (БПВП); антицитокиновые препараты включаются в схемы терапии при тяжелой и среднетяжелой форме заболевания, а также при наличии противопоказаний для назначения метотрексата и других цитостатиков.

ГИБП целенаправленно воздействуют на молекулярные мишени, участвующие в аутоиммунном воспалении. Иными словами, современные методы лечения направлены на глубинные молекулярные механизмы иммунных реакций, которые лежат в основе патогенеза РА. Блокируя определенные звенья иммунного ответа, ГИБП останавливают лавину патологических изменений в пораженных суставах, купируют воспаление и препятствуют прогрессированию болезни. А теперь поговорим обо всем этом подробнее.

Ревматоидный артрит: лечение, препараты

Ниже мы рассмотрим основные группы биологических препаратов для лечения ревматоидного артрита и раскроем тезисы, озвученные в небольшом вступлении.

1. Блокаторы ФНО-α

Ингибиторы фактора некроза опухоли являются теми лекарственными средствами, с которых началось современное лечение ревматоидного артрита. ФНО-α – это белок из семейства цитокинов, участвующий в миграции лимфоцитов и стимулирующий синтез медиаторов воспаления. Блокируя ФНО-α, мы можем остановить каскад аутоиммунного воспаления на одной из ранних стадий – выделение медиаторов воспаления (цитокины) клетками иммунной системы.

Одним из первых препаратов таргетной терапии ревматоидного артрита был Ремикейд (МНН Инфликсимаб). Применяется инфликсимаб, как правило, в комбинации с метотрексатом (препарат из группы БПВП), назначается при тяжелых и среднетяжелых формах РА и считается препаратом 1-й линии антицитокиновой терапии. Это значит, что если лечение преднизолоном ревматоидного артрита (и/или другими БПВП) недостаточно эффективно, доктора включают в схемы терапии инфликсимаб. Если же инфликсимаб на дает желаемого результата, ревматологи могут принять решение о переводе пациента на ингибиторы ФНО-α нового поколения (пример – этанерцепт, или Энбрел).

2. Блокаторы CD20 рецепторов В-лимфоцитов

Ранее считалось, что в патогенезе РА главную роль играют цитотоксические Т-лимфоциты, однако исследования, проведенные в начале 21 века, показали, что и значение В-звена иммунитета тоже достаточно велико. В клинических испытаниях, посвященных изучению роли ингибитора CD20 (ритуксимаб, или Мабтера) в схемах химиотерапии неходжкинских лимфом, был обнаружен позитивный ответ у пациентов с лейкозом, страдающих одновременно и ревматоидным артритом. Дальнейшее изучение свойств ингибитора CD20 подтвердило огромный потенциал лекарства при РА.

Масштабные клинические испытания (REFLEX и DANCER) препарата ритуксимаб доказали, что он достоверно замедляет прогрессирование РА, позволяет достичь стойкого ответа по критериям ACR, купирует болевой синдром, улучшает функциональное состояние суставов и повышает качество жизни. Отзывы пациентов, которые уже получают лечение этим уникальным лекарством (Мабтера разрешен в РФ с 2006 года), являются лишним доказательством его высокой эффективности.

Мишенью для ритуксимаба являются В-лимфоциты: связываясь с рецепторами CD20 на их поверхности, он блокирует их действие и останавливает последующую активацию Т-лимфоцитов и синтез цитокинов, отвечающих за воспаление в суставах. Яркий пример «точечного» действия на один рецептор, следствием которого становится комплексное блокирование механизмов аутоиммунного воспаления.

У читателя может возникнуть вопрос. Если «новое в лечении» РА настолько эффективно, почему ученые продолжают искать альтернативные пути фармакологической терапии? Ответ прост – далеко не все пациенты получают адекватный результат от терапии определенными таргетными препаратами. Одним ингибиторы ФНО-α помогают, другие не получают желаемого эффекта, либо терапевтический эффект ослабевает по мере увеличения длительности курса терапии. В этом случае на помощь приходят еще более новые препараты для таргетной терапии, в том числе уже изученные нами блокаторы CD20 и ингибиторы рецепторов CD80 и CD86, о которых пойдет речь далее.

3. Блокаторы CD80 и CD86 рецепторов Т-лимфоцитов

Активация Т-лимфоцитов – важнейшее звено патогенеза РА. Происходит эта активация при участии специфических рецепторов CD80 и CD86, расположенных на поверхности Т-лимфоцитов. Заблокировав эти клеточные маркеры, мы препятствуем активации Т-лимфоцитов цитокинами и тем самым останавливаем каскад патологических изменений в суставах. На эту мишень (CD80 и CD86) нацелено действие препарата абатацепт (Орсения), еще одного инновационного средства из группы ГИБП для лечения ревматоидного артрита. Как правило, абатацепт назначается в качестве второй линии терапии, то есть при отсутствии желаемого терапевтического отклика на ФНО-α.

4. Блокатор JAK-киназ Т-лимфоцитов

Наконец, мы добрались до наиболее прогрессивной группы таргетных препаратов – блокатор JAK-киназ тофацитиниб (Яквинус). Чтобы не слишком усложнять и без того непростой для понимания материал, скажем, что JAK-киназы – это сигнальные мембранные белки, влияющие на активность клеточного звена иммунитета. Взаимодействие с этими белками различных цитокинов (интерферон-гамма, интерлейкины) приводит к активации Т-лимфоцитов, что, как вы уже понимаете, ведет к обострению аутоиммунного воспаления в суставах. Блокировка JAK-киназ, напротив, останавливает аутоиммунные реакции и улучшает состояние пациента с РА.

Перед нами поистине новое слово в лечении РА, наиболее инновационная группа лекарств. Масштабные клинические испытания (ORAL Scan) завершены только в конце 2013 года. Клинические эксперименты, в которых участвовало более 5000 пациентов с РА, доказали отличный профиль безопасности тофацитиниба и высокую эффективность при тяжелых формах ревматоидного артрита. Еще одним достоинством препарата является таблетированная форма выпуска, что делает длительное лечение тофацитинибом максимально комфортным и избавляет человека от необходимости регулярных инъекций лекарственных средств.

Итоги

На примере четырех групп антицитокиновых препаратов мы познакомились с основными направлениями современной фармакотерапии ревматоидного артрита. Читатель, который смог дочитать этот материал до конца, должен понимать две вещи. Во-первых, эти препараты назначаются при тяжелой и среднетяжелой форме РА, лечить легкую форму столь мощными (и дорогостоящими) средствами нецелесообразно.

Во-вторых, при всей эффективности эти лекарства не являются панацеей, именно поэтому ученые продолжают искать новые мишени для фармакотерапии. Терапевтический отклик на определенный ГИБП достигается примерно у 70 % пациентов с тяжелым РА, а оставшимся 30 % приходится искать другой препарат таргетной терапии. Это означает, что при лечении РА одним из ключевых факторов остается опыт лечащего ревматолога и его умение выбрать из множества возможностей оптимальный, наиболее эффективный лекарственный препарат!